Вошь ли я как все или человек тварь ли я дрожащая или право имею

Тварь я дрожащая или право имею? Или почему личный смысл — лучший советчик

Вошь ли я как все или человек тварь ли я дрожащая или право имею

Лариса Парфентьева

Ну что, мечтатели и творцы? У вас бывает такое, что вы создаете что-то, а потом мучаетесь:«Понравится ли это кому-то? Будет ли кто-то «платить» за мое творение?«. Если да, то этот пост из книги «100 способов изменить жизнь» однозначно для вас! После него у вас вырастут крылья и вы точно поймете: «Имею право!».

Малевич и его картина

Вспомним, как выглядит «Черный квадрат» Казимира Малевича. картина великолепна еще и тем, что ее совершенно не обязательно вставлять как иллюстрацию в книгу: ее очень легко представить. Это. Просто. Черный. квадрат.

Источник

Я напомню, что «Черный квадрат» — живописный манифест супрематизма и картина, которая оценивается в 20 миллионов долларов. Еще мне хочется напомнить пару фактов.

Сам Малевич в своей «Автобиографии» назвал 1898 год «началом публичных выставок». А «квадрат» он написал в 1915 году. То есть 17 лет у него зрела идея квадрата, пока тот наконец не родился.

Семнадцать лет он думал над квадратом и наконец явил его миру.

Что все это значит?

Я мало что понимаю в искусстве и поэтому не имею права его оценивать. Но у меня есть здравый смысл, и он вступает в противоречие с внутренней логикой Малевича.

Если бы он пришел ко мне и спросил, что я думаю по поводу «квадрата», я бы сказала: «Э-э-э-э… Козя, по-моему, ты перегрелся». К счастью, он не пришел ко мне и не спросил моего мнения. Если вы так же далеки от искусства, как я, спросите себя: «Почему обычный черный квадрат оценивают в 20 миллионов долларов?»

Подумайте. Есть официальная версия, почему «квадрат» стал одним из символов искусства XXI века. Звучит она так: «Потому что Малевич оказался первым, кто придумал, что обычный квадрат может быть манифестом чего-то очень монументального и стать классическим произведением искусства».

И вряд ли Малевич тогда думал: «Это же просто квадрат. Ну не глупо ли? А что бы сказал Леонардо да Винчи? А мои друзья? Они не решат, что я сошел с ума?»

Если вы работаете над чем-то долгие годы, со всей страстью, вкладывая душу, то это не может быть глупо. Главное — чтобы вы сами видели в этом смысл. И тогда другие тоже его обязательно увидят.

«Зеленая клякса» за 1,6 миллиона долларов

Кстати, если вы думаете, что в современном искусстве нет подобных прецедентов, то их множество. Одна из моих любимых картин — «Зеленая клякса» Эллсворта Келли. картину тоже легко описать словами. Это зеленая клякса. Обожаю современное искусство.

Источник

Мило, не правда ли? «Не квадрат, конечно, но что-то в этом есть» — так, наверное, подумал человек, который купил «кляксу» за 1,6 миллиона долларов.

И еще один простой способ убедиться в том, что надо заниматься тем, что разжигает в вас огонь, а все остальное приложится, — посетить какую-нибудь выставку современного искусства в Лондоне. На одной из таких выставок недавно была представлена мебель из человеческих волос и люстра из одуванчиков. Всё продали. Очень дорого.

К чему всё это?

У тех, кто что-то делает, всегда много сомнений и саморефлексии.А понравится ли это людям? Не слишком ли странно/ банально/непонятно то, что я создал? Ну и классический вопрос: «Тварь ли я дрожащая или право имею?»

Мы тоже часто придумываем «квадраты», «зеленые кляксы» — идеи, которые кажутся нам слишком простыми, или глупыми, или недостойными, — и нам становится страшно, что это никому не нужно или никто не оценит.

Это ошибка, которая может лишить нас счастья самореализации. Конечно, человек придумывает кучу абсурдных вещей («квадрат», кстати, к ним не относится), которые хочется «развидеть». И мой призыв не в том, чтобы создавать странные вещи, идеи и произведения искусства, а в том, чтобы не бояться выпускать их в мир, если вы верите в них по-настоящему.

Дело со смыслом

Когда я работала в одной московской газете и каждый день писала новости о звездах («Леди Гага пришла на церемонию в костюме из мяса», «Пэрис Хилтон придумала имя новой собаке» и прочую муть), меня постоянно терзало ощущение бессмысленности происходящего. Я не понимала, зачемя это делаю. Я не развивалась. Это не было «создаванием«:мы просто переводили новости с зарубежных сайтов, а не писали свои. И мне казалось, что это совершенно бесполезно для мира.

Конечно, это было грустное время в моей жизни. Внутреннее сопротивление тому, что я делаю, приводило к постоянным болезням и проблемам. Я чувствовала себя человеком, который спускается в метро в час пик и идет навстречу толпе: постоянно сносит, все толкают, — непонятно, зачем спустилась в это чертово метро в час пик.

Отвратительно. Каждый день, сидя в этой новостной редакции, я чувствовала, как моя настоящая жизнь проходит мимо. Смысла нет.

У меня много знакомых, которые ощущают такую же бессмысленность, сидя на своих офисных стульях. Одна моя приятельница работает в крупной агропромышленной компании: скажем так, следит за дисциплиной.

«если человек при- ходит на работу с опозданием на пять минут, я прошу написать объяснительную.А если человек задерживается на работе на час, мы, конечно, не просим его написать, почему так вышло», — говорит она. Когда я услышала слово «объяснительная», то чуть не упала со стула.

Объяснительные в XXI веке? Серьезно? Честно говоря, попахивает рабством и каменным веком.

Источник

И я вижу, как для нее бессмысленна эта работа. Она высасывает все соки, но приятельница не уходит, потому что там «хорошо платят». Почему людей, которые занимаются сексом за деньги, мы называем проститутками, а для людей, которые «спят» со своей работой только из-за денег, мы ничего не придумали? Наверное, потому что тогда «проститутками» можно было бы назвать полмира.

Упражнение. «Дело со смыслом»

Подумайте: ваша работа имеет для вас глубокий смысл? Я уверена, только осмысленная работа может приносить удовольствие (идея упражнения ниже позаимствована из книги Барбары Шер «Мечтать не вредно»).

Напишите на листе бумаги имена людей или названия профессий, которые вы считаете осмысленными. Не оглядывайтесь на то, что в обществе считается достойным, или то, что вам пытались навязать в детстве.

Вы должны найти свой личный смысл. Персональный источник внутренней ясности. Запишите все, что приходит в голову.

Например, на одном из моих мастер-классов была девушка, которая работала стоматологом, но при этом видела самый большой смысл в работе… татуировщиков. И стала одним из них! Вот что она рассказала:

Когда я в первый раз оказалась в тату-салоне, у меня затряслись коленки. Я почувствовала, как именно здесь люди избавляются от стереотипов общества и реализуют себя в рисунках на теле.

Для меня философия тату в том, что это отметина, которую человек делает на всю жизнь. И это выражение его индивидуальности.

Он может набить себе девиз всей жизни, который будет поддерживать его в любой ситуации.

Вот с таким настроением она стала работать тату-мастером и очень быстро преуспела.А все потому,что это было для нее чем-то сакральным, высшим.

Я была бы паршивым татуировщиком. Я с большим уважением отношусь ко всем, кто имеет отношение к этой индустрии, но не вижу смысла в том, чтобы наносить на свое тело рисунки. Однако это мой личный выбор. И если мои дети когда-нибудь мне скажут (после совершеннолетия, конечно), что они хотят набить себе татуировки, потому что для них это что-то значит, — пожалуйста.

Я вижу глубокий смысл в передаче знаний, своих ощущений от мира в словах. А один мой родственник, пожарный, при встречах в шутку говорит мне: «Лора, ты опять что-то там калякаешь на своем компе?» Для него нет смысла в том, что я делаю. Он думает, что я просто пишу какие-то слова. Но для меня в них много смысла.

Мир отлично устроен: можно выбрать для себя любую работу со смыслом, стать Мастером, и обязательно найдется толпа фанатов и людей, которые готовы будут купить ваше Мастерство. Даже если вы делаете мебель из волос или рисуете «Зеленую кляксу».

По-настоящему преуспевают только те, кто следует своему внутреннему голосу. Только то, что наполнено смыслом лично для вас, заполнит пустоту в сердце.

А что говорит ваш внутренний голос? какие профессии вы считаете осмысленными?

Еще больше мотивации для творцов и мечтателей, а также тех, кто ищет свой Путь, в книге «100 способов изменить жизнь»

#100способовизменитьжизнь

Источник: https://blog.mann-ivanov-ferber.ru/2016/08/17/tvar-ya-drozhashhaya-ili-pravo-imeyu-ili-pochemu-lichnyi%CC%86-smysl-luchshii%CC%86-sovetchik/

Тварь я дрожащая или право имею?

Вошь ли я как все или человек тварь ли я дрожащая или право имею

Мы кое-где закабалены еще больше, чем раньше, и лет через сто-двести наши предки будут так же изумляться нашей несвободе, работая где-нибудь не больше 4 часов в день и разговаривая с государством на другом языке.

Рождение

Как только я родился, меня за обе ноги подтянули к потолку, хорошо встряхнув пару раз, продули легкие, обтерли, измерили, взвесили и занесли в картотеку под номером Х напротив имени моей матери. В тот день я был тринадцатым по счету и, скорее всего, просто одним из многих.

На пятой минуте моей жизни я получил свою первую оценку по шкале Апгар, и совсем не высокую: всего пятерку. К сожалению, это была низкая оценка, и я был тем, кого древние спартанцы, вполне возможно, скинули бы со скалы, родись я не в СССР, а в Спарте двумя с половиной тысячелетиями раньше, и, вероятно, это не было бы такой большой неудачей для меня тогда.

Три дня я провел в палате с другими младенцами, где меня, как и всех, туго пеленали так, что я мог едва дышать.

Мне прикрепили пластиковый номерок В-13 к красной, шелушащейся ручке, трижды в день меня приносили на свидание к матери, а потом возвращали на свое место, к остальным.

Меня то и дело разворачивали и холодными равнодушными руками трогали и ощупывали, совершенно не радуясь этому.

После выписки из роддома меня и мою маму навещал детский врач. Мне прописали какие-то порошки, мази и другие медикаменты, заодно поставив диагноз «врожденный вывих бедра — хромота», и записали в группу гимнастики, где занимались другие мамочки с детками, у которых были те или иные проблемы с опорно-двигательным аппаратом.

Детский сад

Яслей и детского сада мне удалось избежать.

Мама рассказывала, что первый же день оказался и последним, когда при обходе своего нового обиталища, увидав в углу большой аквариум с разноцветными рыбками, с радостным криком: «Ыбки! Ыбки!» — я запустил обе руки в воду, чтобы поближе познакомиться с морскими пленницами, за что и получил по ним, по рукам, от своей воспитательницы, после чего провел остаток дня в углу и слезах.

В то время с детьми обходились суровее, нежели сейчас, и хотя на горох уже не ставили и батогами на конюшне не пороли, могли запросто «надавать по попе» и поставить в угол на полдня.

На протяжении недели я закатывал истерики, как только мама с папой подвозили меня к саду, после чего родители сдались и выписали мне издалека мою бабушку. По этой причине ранняя социализация будущего гражданина и соци-умного винта была изрядно подпорчена, благодаря заботе и любви моей бабушки вместо детсадовских строгости и обязаловки.

Школа

Со школой все оказалось сложнее, чем с детсадом. Хотел я или нет, в школу, в отличие от детсада, ходить обязаны были все, в том числе и я.

Первые четыре года прошли, можно сказать, замечательно. Мне повезло — я любил учиться: мне было интересно выводить буквы и складывать их в слова, читать про деда Мазая и зайцев на уроках чтения и лепить из пластилина на уроках труда.

Можно смело сказать, я был одним из лучших учеников — во всяком случае, наша учительница Ирина Валерьевна, блондинка с ангельской внешностью, никогда не выводила меня перед классом и не снимала мне трусики перед всеми, как она это делала с другими, менее успевающими учениками.

И не называла меня «дебилом» и «придурком», как других, моих менее успешных товарищей. Так называть меня стали много позже.

В школе меня, как и остальных, натаскивали по истории СССР, давали нужных, «правильных» героев по литературе: кто был положительный, а кто отрицательный герой, было решено за меня. Рассказывали про «загнивающий Запад» и дружественные нам народы. И ставили оценки. Всегда ставили оценки по пятибалльной шкале, втискивая всех нас в эти пять цифр.

Инициатива, выходящая за рамки «своих положительных героев», наказывалась, альтернативные взгляды на историю пресекались, воображение было сродни умоброжению, полет мысли мог быть только в строго заданном направлении и на определенной высоте.

Нет, у нас, наверное, была неплохая, даже в чем-то замечательная школа и хорошие учителя. Но все было решено до и за нас и всему давались чьи-то придуманные оценки.

Институт и армия

В институте было примерно то же, что и в школе, разве что градус свободы стал чуть повыше.

В армии же несвобода нашего бытия и контроль сознания были максимальными: как-то протестовать против «зоны-армии» и ее унижающих человеческое достоинство законов и правил было чревато отправкой на зону реальную.

В теории мы имели право оспорить приказ, иметь свое мнение, но по факту мы были мясом и нас так же, как невольников сто-двести лет назад, покупали для работы на чьих-то плантациях: генеральских дачах, в полковничьих квартирах и капитанских общагах. За что платили «чашкой риса» — едой и сигаретами.

За неповиновение с нами могли сделать всё. Почти всё.

Жизнь

Сегодня, став взрослыми и состоявшимися и живя в якобы свободных, демократических странах, о чем нам неустанно рассказывают, мы, как и тогда, питаем иллюзию свободы. Свободы выбора, совести, волеизъявления.

На самом деле мы все, как и раньше, являемся собственностью государства, которое дает нам ту самую иллюзию свободы — просто поводок стал немного длиннее: многие из нас привязаны к своему гражданству, месту жительства, месту работы, обязаны платить драконовские налоги, не имея ни малейшего представления на что они тратятся, спонсировать свои армии и быть военнообязанными против своей воли и свободы выбора, финансировать политические программы и экономические курсы, не имея возможности повлиять на них. Большинство из нас являются заложниками своей работы, ипотеки, кредитов. Своих закостенелых стереотипов относительно всего: настоящих мужчин и женщин, патриотов и граждан, друзей и возлюбленных.

Для того чтобы определить, свободны мы или, на самом деле, нет, есть простой тест: начните говорить громко то, что вы действительно думаете. Дома, на работе, на службе.

На своем ответственном посту, со своими соратниками, друзьями, любимыми. Попробуйте конструктивно оспорить, не согласиться, предложить альтернативы. Или не согласиться радикально.

И по степени давления, оглушительности молчания или крикам негодования вы поймете, насколько вы свободны.

С недавнего времени я стал ясно осознавать, что всю свою жизнь совершал насилие над собой. Его постоянно совершали другие, заставляя меня жить и дышать так, как считали нужным. Его перманентно совершал и я.

Я всегда, все время заставлял себя делать то, что нужно было не мне, а другим.

И всякий раз моя воля, мое тело, мой разум кричали мне, что не их это выбор, не хотят, не могут, не будут… Но мне все же приходилось — в угоду чьим-то установкам, желаниям и веяниям — все время совершать над собой усилия, совершать насилие.

Знаю, что не один я такой. Но от этого не легче. Не легче, что вокруг такое же изнасилованное большинство.

Причем большинство — либо гордящееся тем, что его насиловали, либо настолько деформированное, что оно принимает свою несвободу за свободу. Идеальные рабы, которые и не подозревают о своем рабстве.

«Чем свободнее кажется современный человек, тем меньше на самом деле он принадлежит себе». И. Т-в.

несвобода, свобода, свобода выбора

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/world/articles/96441/

В чем смысл фразы «тварь я дрожащая или права имею?»

Вошь ли я как все или человек тварь ли я дрожащая или право имею

В романе «Преступление и наказание» все подчинено раскрытию и осмыслению глубокой нравственной идеи. Ни один вопрос не заслуживает однозначного ответа.

В своей исповеди главный герой в сердцах восклицает: «Тварь я дрожащая или права имею?», словно ища ответа у самого себя, у своей собеседницы, у всевышних сил. Может ли человек посягнуть на жизнь другого, ради победы над мировым злом и во имя всеобщего счастья? Ответ кажется очевидным.

Но почему-то даже сегодня, спустя полтора столетия с момента выхода гениального произведения, вопрос не теряет актуальности.

Мотив преступления

Однажды бедный студент задумывает убить старуху-процентщицу. В округе об этой женщине идет недобрая слава, будто она «кровопийца», и из-за ее чудовищной алчности погибают люди тихие, несчастные, но беззлобные.

Родиону Раскольникову нужны деньги не для удовлетворения низменных корыстных желаний. С помощью них он сможет окончить университет, помочь матери и сестре, выбраться из долговой ямы. Затем он непременно будет бороться всю свою жизнь против несправедливости и страдания людей. Процентщица – всего лишь «бесполезная вошь». Ее смерь – невелика потеря.

Свершить над ней суд – это шаг, который преодолеть необходимо. Только с помощью этого преступления Раскольников обретет силу и перестанет быть несчастным существом, вынужденным влачить жалкое существование.

«Тварь я дрожащая или право имею?» Достоевский вложил в эти слова терзания человеческой души над извечным вопросом о том, все ли средства пригодны в достижении благой цели.

Исповедь

Пройдет лишь две недели с момента преступления, и Раскольников признается в своем злодеянии Соне Мармеладовой. На вопрос «Тварь я дрожащая или права имею?» тогда еще у него не будет ответа. Он так и не смог осуществить свой безнравственный план, несмотря на высокую цель и благие намерения. Осмыслить свой страшный поступок ему поможет Соня, но покаяние придет много позже, на каторге.

В день встречи с Соней его страшно тревожит предстоящий разговор, так как он уже чувствует, что душа его распалась на две части.

Он совершил убийство, но воспользоваться деньгами, вырученными в результате этого злодеяния, не в силах. Его никто не ставил судьей и не давал право решать, кому жить, а кому умирать.

Но отправляться с признанием к следователю, он полагает, не имеет смысла. Там его не поймут, а лишь смеяться будут: ограбил, а деньги не взял.

Тем временем приставу следственных дел имя преступника было известно. Единственной уликой стала статья, которую Раскольников написал незадолго до описанных событий. Эта статья не имела бы никакого веса в суде. Но что-то в ней указывало на то, что убийца рано или поздно сам признается во всем.

С этого сочинения все начинается. В нем Раскольников пытался доказать существование «высших людей» и их право на преступления. Сильные личности двигают миром, другие – лишь материал в руках сильнейших.

Всех людей в своей статье Раскольников делит на два вида: низший и высший. Люди второго вида по своей природе разрушители. Но они разрушают настоящее во имя будущего.

И если сильному человеку необходимо переступить через труп или кровь, то разрешение на этот поступок, он дает себе сам, единолично. Такой человек имеет право на все.

Раскольников, несомненно, относит себя ко второму миру. Но здесь у него возникает вполне логичная необходимость доказать самому себе эту причастность.

Он задается следующим вопросом: «Тварь я дрожащая или право имею?» Откуда взялась эта уверенность в том, что ему позволено преступать закон, если он этого ранее не совершал? Таким образом, убийство старухи – это не только способ выбраться из нищеты, но и подтвердить самому себе право на преступление, а тем самым причастность к сильным людям, тем, которым все дозволено.

Следователь и преступник: психологический поединок

Статью Раскольникова Порфирий Петрович назвал нелепой и фантастичной. Но искренность ее автора не оставила следователя равнодушным.

У него нет улик, но то, как совершено преступление, говорит о пылкости и неуравновешенности убийцы. Преступником не руководит исключительно жажда наживы, что видно опытному следователю уже на первом этапе расследования.

Стиль, в котором совершено ограбление, указывает на то, что автор его способен сделать первый шаг, но на этом и остановиться. Его мотивы – мечты, мало имеющие общего с реальностью (совершает убийство, а двери не затворяет; прячет деньги, но возвращается на место преступления).

Как будто хочет себе что-то доказать, словно спрашивает себя: «Тварь я дрожащая или право имею?» Автор утопической статьи тоже размышляет о правах. И он уверен в том, что умным и сильным личностям позволительно все. Порфирий Петрович понимает, что автор статьи и убийца процентщицы – одно лицо.

Правда, теоретические рассуждения оказались неприменимыми на практике. Создатель теории не учел существование других ценностей – добродетели, любви, самопожертвования.

Лизавета – случайная жертва

Раскольников сам дал себе право на убийство. Согласно его теории, без жертв невозможно изменить мир в лучшую сторону. Уничтожение бесполезного человека никакого вреда не принесет другим. А со смертью Алены Ивановны ее должники лишь спокойно вздохнули.

Но студент Раскольников обладает холодным сердцем только на бумаге. Убить старуху, которая наживалась на ростовщичестве, «пила кровь» несчастных, – дело непростое, честолюбивый Родион Романович уверен в своей правоте, а стало быть, муки совести ему не страшны.

Однако как быть с безответной и кроткой Лизаветой, которая так не вовремя появляется в квартире старухи? Ее убийство не планировал Раскольников.

«Тварь я дрожащая или право имею?» – дилемма, которую он решить не в силах еще и потому, что жертвой становится тихое безвинное существо.

Свидригайлов

Раскольникова и Свидригайлова литературные критики называют духовными двойниками. Их объединяет преступление. Они оба, по их же собственной оценке, являются «право имеющими». Их судьбы схожи.

Но если бедный студент, идя на преступление, задается вопросом «Тварь я дрожащая или право имею?», смысл которого имеет глубокий подтекст и связан с непрерывным терзанием совести, то Свидригайлов совершает злодеяния без каких-либо угрызений совести. Он живет дальше, убийство воспринимает весьма хладнокровно.

Преступление для него – средство, с помощью которого он может жить так, как хочет. В его душе нет места добрым помыслам и борьбе против несправедливости. В ней вообще ничего нет. И именно от собственной душевной пустоты он погибает.

Смерть Свидригайлова находит отклик в душе главного героя романа. После нее он осознает свою гибель и понимает, что в злополучный день он покончил не со старухой-процентщицей, а с собственной душой.

Сонечка Мармеладова

С помощью этого образа Достоевский выражает мнение, противоположное теории Раскольникова. Софья Мармеладова – олицетворение надежды и любви. Для нее все люди равны. И главное убеждение этого персонажа заключается в том, что счастья добиться путем преступления невозможно.

Раскольников и Мармеладова живут в разных мирах. Им руководит идея душевного бунта, ею – христианское смирение. Благодаря состраданию и сочувствию она уберегает свою душу и остается чистым и искренним человеком, несмотря на моральную и нравственную грязь, которая ее окружает. Признаваясь Соне в убийстве, Раскольников, путаясь, приводит причины, побудившие его на преступление.

Среди них и нежелание видеть страдания матери и сестры, и обостренное чувство справедливости, и желание получить образование и выбиться в люди. «Тварь я дрожащая или права имею?» – задает он вопрос, ставший теперь риторическим, потому как благодаря Соне понимает, что он не лучше и не хуже других. Каждому судьбой предписан свой путь, и ничего от человека не зависит. Только от Бога.

Лавры маленького корсиканца

Раскольников хочет понять, кто же он, задаваясь вопросом «Тварь я дрожащая или права имею?». Терзаясь в поиске истины, он выдвигает чудовищную идею. Кумиром его стал Наполеон. И не случайно. Это человек являлся культовой фигурой XIX века.

В создании своей жестокой философии Родион Романович беспрестанно оглядывается на Бонапарта, который был нарушителем моральных норм и общественного порядка. Наполеон жертвовал всем ради удовлетворения жажды власти, распоряжался сотнями человеческих жизней.

И делал он это хладнокровно, спокойно, равнодушно.

Поделив однажды людей на две категории, герой романа обеспокоен тем, к какой из них относится он сам. Наполеон создавал историю. Он видел ясно свою цель, и гибель невинных людей не волновала его.

Раскольников не мечтал стать великим полководцем. Ему хотелось видеть счастливыми мать, сестру и всех обездоленных и несчастных, которые окружали его.

Для этого, как он полагал, достаточно убить одного никчемного человека, «бесполезную вошь».

Семья Мармеладовых проживала в нечеловеческих условиях на средства дочери, которая вынуждена была продавать себя. Раскольников пожертвовал им все свои деньги. Но использовать украденные так и не смог.

Раскольниковы в мировой истории

«Тварь я дрожащая или право имею?» – цитата, которая при близком рассмотрении ассоциируется с самыми страшными лозунгами в истории человечества. Деление людей на «дрожащих тварей» и «право имеющих» напоминает теорию высшей расы, созданную немецкими нацистами. Раскольникова нередко связывают с теорией о «сверхчеловеке» Фридриха Ницше. Такое созвучие неслучайно.

Будучи на каторге, Достоевский не раз встречал подобных молодых агрессивных мечтателей. Их удручало социальное неравенство. Этот дух недовольства витал в воздухе вплоть до начала следующего века.

Ницше создал теорию, которую ждали. Стать сильными и изменить мир желали многие. И в этом не было ничего преступного.

Если бы не террор и насилие, без которого не происходило ни одно политическое и социальное преобразование.

Достоевский в своем романе стремился донести до читателей, что зло не может принести пользы никому, и прежде всего тому, кто его совершил. Знаменитый вопрос Раскольникова остается открытым лишь для тех, кто не разделяет философскую и нравственную позицию писателя.

Источник: https://FB.ru/article/214110/v-chem-smyisl-frazyi-tvar-ya-drojaschaya-ili-prava-imeyu

Советы доктора
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: